• Блог АВРОРА-яхтинг
Яхт-школа Круче к ветру! » Блог » 3 Экстремальный переход в неспокойных водах

Галопом по Ла Маншу (часть третья)

Опыт морских путешествий


Галопом по Ла Маншу (часть третья)

Галопом по Ла Маншу (часть третья)

Переход Кале - Шербур

С утра успели посетить  местный рынок, прикупили «колхозной» картошки, помидоров и зелени. Местные фермеры долго не могли понять, откуда мы, и долго удивлялись, как мы попали в Кале. Поразили огромные северно-морские крабы по цене 5 евро за килограмм. Однако, основной целью захода была дозаправка топливом, но на заправке нас  ждал сюрприз в виде рыболовного бота метров 20  длиной. Он стоял  ровно посередине заправочного причала и экипаж, не торопясь, мыл  свое судно.  Здоровенный парень,  в огромных резиновых сапогах и грязном  рыбацком костюме,  по замашкам  походил на старшего команды.  Первые пять минут переговоров он «совсем ничего не понимал на английском», но когда понял, что от меня не отвязаться, уровень его английского стал повышаться с каждой фразой. В конце концов, мы договорились, что они перетянуться метра на 4 по причалу, дав нам кусочек, чтобы залить топливо. Вот пришло время прилива и половина флота, стоявшего в марине, приготовилось к отходу. Выход из шлюзов  был еще более энергичен, чем вход.  Штук 30 катеров и яхт маневрировали у узкой гавани, перед воротами шлюза, в ожидании открытия ворот. Прорывавшиеся сквозь портовые сооружения порывы  ветра, не давали спокойно дрейфовать, и мы этаким броненосцем продвигались  поближе к воротам шлюза. Наконец, все устремились в открытые ворота, но как оказалось, это было лишь начало аттракциона по выходу из Кале. Следом был семафор на выходе из порта, который мы штурмовали вчера.  Он, как и положено, никогда не гас, а лишь переключался показывая паромы на вход и на выход из порта.  Ветер  снаружи шлюза усилился, «танго стало более эмоциональным», ритм задавали буксиры с грунто-отвозными баржами, которые истерично гудели, разрезая  флот.          

Задачу не быть отрезанным от входа буксиром  в  то время, когда можно будет выскочить из порта, мы успешно выполнили, и вот, впереди у нас  Дуврский пролив - самая узкая часть  Ла Манша.  Справа  мы наблюдали вереницы судов, шедшие по полосе разделения движения, а слева крутились,  по одним им ведомым траекториям, рыбаки, да маячил силуэт корабля береговой охраны.  Корабль время от времени перемещался с места на место, и через некоторое время мы заметили шевеление  на палубе. Похоже, они спускали риб.  Уж не по нашу ли душу? - начали терзать меня предчувствия. И правда, не прошло и полчаса, как риб подплыл к нам, и с его борта начали задавать вопросы: мол, откуда и куда путь держите, какой порт приписки и тд и тп.  Сфотографировав мою физиономию, катер умчался  в  сторону корабля, указав нам держаться того  же курса и скорости, пока их начальство не примет решение нашей о проверке.  Не прошло и 20 минут, как риб,  полностью набитый  вооруженными людьми, пристал к  нашему борту.  Не сказал  бы, что они вели себя агрессивно,  не в  пример последней проверке финской береговой охраны в  Хапассари, когда после переворачивания всех внутренностей на лодке  с применением досмотровой собаки, была  устроена проверка, как члены экипажа умеют одевать спасательные жилеты. Тогда, в Финляндии, офицер выбрал девушку самого неморского  вида и велел ей одеть  спасательный жилет. Недостаточно затянутый поясной ремень на спасательном жилете послужил поводом для пятнадцатиминутной нотации о том, как такие неумехи и раздолбаи тонут в море. Но все это было в Финляндии, а французы скорее стеснялись желания своего начальства остановить для проверки проходящую  яхту, хотя формальные поводы у них были. Яхта под Эстонским флагом с собственником, обладающим немецким паспортом, на борту граждане Канады и России, при этом все говорят по-русски. Имена, фамилии и номера паспортов  были продиктованы на корабль, каюты проверены, заданы вопросы, кто и чем занимается и как мы  познакомились друг с другом и что делаем на борту яхты.      

Взять с нас было нечего, и мы с миром были отпущены в дальнейшее плавание. Ничего примечательного  до Шербура не происходило,  погода баловала отсутствием  шквалистых облаков с дождем и полным бейдевиндом  в свежий ветер.

Из Шербура в Брест

В Шербуре, после получаса поисков,  нас ждал ужин с отменными мидиями в яблочном соусе с белым вином. Расписание мы нагнали! Однако впереди был 180 мильный переход до Бреста и отвратительный прогноз погоды на ближайшие три дня. Встречный 7 бальный ветер в Английском канале в сочетании с коварными течениями у островов Джерси делали наш переход небезопасным.  Тем временем, два члена экипажа покинули борт судна, и нас оставалось только трое. Подробное изучение приливно-отливных течений по альманаху Reeds показало, что встречного течения  нам все равно не избежать. Местные яхтсмены советовали заложить галс к Англии и оттуда идти на Брест. При сокращенном составе экипажа мы, однако, предпочли иметь дело с течением, чем дважды пересекать зону разделения движения в Английском канале.  В конце концов, течение, сколько добавляло нам  скорости, столько и отнимало, добавляя, правда, неприятную, короткую 

Лавировочный угол, вместе с течением у нас менялся от 80 до 180 градусов. У мыса  Hague мимо нас  курьерским экспрессом пронеслась яхта MCS  с женским экипажем на борту.  «Погодите, девушки, мы здесь!  Вы не понимаете, что теряете!» - кричали мы в след.  Но тщетно, в следующий раз, мы встретили эту яхту уже в  Аликанте, на старте VOR.  Приливы сменялись отливами, а мы упорно шли  вперед.  Короткая злая волна выматывала. Яхта шла как трактор по пашне, при этом тракторист раз в минуту бил  по тормозам - это лодка врезалась в очередную волну.  Питание составляли уже привычные чай с бутербродами, так как что-нибудь другое было технически не приготовить.  Через сутки после выхода из Шербура, ветер ослабел, и тут мы поняли: с  чаем что-то не то. Оказалось, что мы залили в Шербуре воду с  жутким вкусом хлорки, но заметили мы это,  только когда погода успокоилась, и мы смогли различать вкус продуктов.

Запомнилось, как ночью я «расходился» с рыболовной вехой. Вахту мы стояли в одиночку и уже порядком устали от моря. Так что не удивительно, что быстро приближавшийся огонь с  буруном у форштевня, заставил меня дать полный ход и лечь на противоположный курс. Потом я понял, что бурун был от течения, набегавшего на рыболовную веху с огнем на топе.

Но всему настает конец, и вот мы поворачиваем на восток, чтобы зайти в Брест. Здесь я впервые по-настоящему осознал все коварство приливных течений. В паре кабельтовых от нас был знак, который мы должны были пройти левым бортом. Глубины вокруг были достаточные для нашей осадки, и я держал курс немного правее знака, возвышавшегося на небольшой, облизанной прибоем, скале. Стекловидные разводы  течения закручивались со всех сторон, как в «Пиратах карибского моря» перед появлением морских чудовищ. Есть у меня невротическая привычка каждые пять минут смотреть на картплоттер… как оказалось, это иногда полезно. Каково было  мое удивление, когда, в очередной раз, взглянув в планшет, я увидел, что мы находимся между скалой и берегом, и линия пути ведет нас прямиком на  мель!  Быстро приняв 90 градусов вправо, мы все дружно выдохнули.  Через пару часов, преодолев коварные   встречные течения, мы оказались в марине Бреста.

Марина находилась прямо под стенами старинной крепости. В окружающем пространстве бывшей портовой зоны, кое-где еще попадались рыбацкие причалы и стоянки парусных судов. Пару баров, штук пять  ресторанов, сувенирные  лавки и пустующие пакгаузы - вот и все, что мы обнаружили в округе. Из одного ресторана раздавался стук молотков, на поверку оказалось, что это посетители разделывали крабов с помощью деревянных киянок.  Мы не замедлили принять участие в аттракционе!

Получив бумажные фартуки, деревянные доски и молотки для разделки крабов, экипаж принялся за дело. Белое вино лилось рекой, а под стол, в пустые ведра летели пустые клешни и куски панциря.

Не далеко от нас стояла польская яхта, ярко украшенная спонсорскими наклейками. Судя по оборудованию, она была подготовлена для дальнего плавания. Оказалось, это яхта Томаша Чихоцки.

Опытный польский яхтсмен запланировал безостановочное одиночное плавание. Два года назад он уже сделал  кругосветку в одиночку, которая планировалась как безостановочная Тогда ему пришлось заходить в порт, после того, как его яхта перевернулась в шторм.  Он спросил,  не поможем ли мы съемочной группе снять его отход в кругосветное плавание послезавтра.  К сожалению,  мы вынуждены были отказать, ведь  отход был намечен на следующий день. Томаш еще не знал, что и эта попытка ему не удастся. Яхта зайдет в Южную Африку после повреждения мачты.  Прощальная фотография с «одиночником» поставила точку в моем неожиданном путешествии, проверившим на прочность мои знания и волю.

Дальше, через Бискайский залив яхту должен был гнать другой экипаж, прибывавший на следующий день.

     


Наверх